Почему нет инсулина

Следствие ведут диабетики: как россияне покупают с рук недоступные льготные лекарства

Почему нет инсулина

Российские диабетики жалуются на недоступность льготного инсулина. Подобные сообщения из регионов поступают в редакцию Федерального агентства новостей и заполонили социальные сети.

У Александра Мулюкина из Самары диабет первого типа. Льготный инсулин он вынужден покупать за свой счет. За последние два года мужчина не смог получить бесплатно в аптеке треть выписанных врачом лекарств.

«А почему такие перебои с инсулином?» — интересуется Александр у фармацевта в аптеке.

«Это не от нас зависит. Контракты не разыграли, — отвечает она. — На складе поэтому нет много чего».

«Врач-эндокринолог сидит перед тобой и говорит: «Саш, нет поставок инсулина, не завезли, 40% тендеров не разыгралось. Делай что хочешь», — рассказывает Александр корреспонденту ФАН.

Говорит, в такой ситуации ничего не остается делать, кроме как идти в коммерческую аптеку, «где инсулин есть всегда».

«У меня сейчас физически нет денег, чтобы пойти этот инсулин купить, он стоит около 3 тысяч рублей коробка», — констатирует диабетик.

Вместо дефицитного «Новорапида» врач выписал самарцу имеющийся «Хумалог». От нового препарата мужчина несколько раз терял сознание из-за гипогликемии. По его словам, в ответ на жалобу в поликлинике только развели руками.

«Что мне делать?» — спрашивает Александр медсестру Самарской городской поликлиники №3 Юлию Пензину.

«Кто-то берет «Хумалог», пока нет «Новорапида», — отвечает она.  

Александр объясняет медсестре, что он «отключится» от этого препарата, но она возражает: препараты являются «аналогами». Если врач в качестве замены прописал «Хумалог», значит ему виднее.

После того как Александр выложил запись этого разговора в Сеть, раздался звонок из аптеки. Фармацевт сообщила диабетику о наличии «Новорапида». Внезапная радость сменилась разочарованием: в аптеке мужчине выдали лекарство в форме картриджей, к которым нужно было докупить специальную шприц-ручку. До этого Александр использовал другие, одноразовые.

«Она [фармацевт] говорит: «У нас шприц-ручек нет». Я прусь в этот центр «Диабет», там стоит шприц-ручка 2100 рублей. То есть с тебя не мытьем, так катаньем! — возмущается диабетик. — Не хочешь покупать инсулин, мы тебя заставим ручки покупать!»

Согласно постановлению правительства РФ №890, в диабетический перечень льготных лекарств входят: инсулин, инсулиновые шприцы, иглы к ним, средства диагностики (тест-полоски).

О том, что последние тоже выдаются бесплатно, врачи, как правило, умалчивают. А отказ выписать лекарства в полном объеме объясняют просто.

«К сожалению, финансирование у федеральных льготников, кто инвалиды, — 826 рублей. Кто не инвалиды — 204 рубля.

Поэтому, конечно, врач в первую очередь заявляет инсулины, — сообщает руководитель управления фармации и лекарственного обеспечения министерства здравоохранения Самарской области Галина Егорова.

 — Нехватку инсулинов мы воспринимаем как ЧП. Тест-полоски в первую очередь детям обязательно и лицам, страдающим первым типом».

По закону врач обязан выписать льготнику рецепт на подходящее лекарство вне зависимости от норматива расходов на одного пациента и исхода торгов.

Если, конечно, он по какой-то причине боится потерять благосклонность главного врача, а тот, в свою очередь, — регионального Минздрава.

Это корреспонденту ФАН подтвердила практикующий юрист в сфере здравоохранения, преподаватель МГУУ правительства Москвы Светлана Саяпина.

«Если медицинская организация назначила и выписала [лекарство], то вопрос отсутствия или наличия медицинскую организацию вообще никак не волнует.

Она не может не выписать, потому что его нет. Она не должна вообще к этой информации, «есть или нет», апеллировать», — говорит юрист.

Диабетики в Самарской области добиваются инсулина одиночными пикетами, а в региональном Минздраве заявляют: проблемы нет. Все 35 000 пациентов, страдающих диабетом в регионе, обеспечены инсулином впрок. Александра Мулюкина такая уверенность просто обескураживает.

«35 000 точно не обеспечены. Я общаюсь с людьми, у одного «Апидры» нет, у другого еще чего-то, — говорит самарец. — Плюс к этому неучтенный инсулин появляется на руках, который активно продают в Интернете». 

Недоступность льготных лекарств привела к тому, что россияне стали покупать их с рук. Дорогие препараты большинству не по карману, а в Интернете их можно найти чуть ли не за полцены. Диабетики создали настоящую сеть взаимопомощи: на тематических сайтах продают неэффективный для них льготный инсулин и на вырученные деньги покупают подходящий, как правило, более дорогой и импортный.

«Существующее мнение о том, что якобы продажа лекарственных препаратов в сети Интернет не запрещена, наивно, — предупреждает Светлана Саяпина. — Оно может привести к критическим последствиям.

Потому что продавать в сети Интернет лекарственные препараты нельзя, в том числе физическим лицам, которые в этом случае осуществляют незаконную фармацевтическую деятельность».

Подобная экономическая война может стоить пациентам жизни: лекарственный препарат, находящийся в обращении с нарушением обязательных требований, является недоброкачественным.

«Условия, которые должны выдерживаться для лекарственных препаратов, установлены законодательно, [лекарства] должны правильно храниться, перевозиться, должен соблюдаться определенный температурный режим.

Никогда нет гарантии, даже если физическое лицо написало на сайте, что хранило в холодильнике и выдержало температурный режим, например для инсулина +2… +8, что это было действительно так», — считает юрист.

«Продам «Левемир Флекспен» до 2020 года. Цена одной шприц-ручки 300 рублей. Условия хранения соблюдены». Подобными выгодными предложениями кишат социальные сети. Это объявление в группе соцсети «» «Продажа инсулина» разместила 15 января некая Галина из Москвы. Аккаунт посвящен сбыту самых разных лекарственных препаратов, в том числе редких.

Корреспондент ФАН позвонила по указанному номеру телефона. Трубку взяла женщина, которая назначила встречу в центре зала московской станции метро. Курьер по имени Евгений принес заказ: упаковку инсулина «Новорапид» и ту самую шприц-ручку.

«Посмотрите, там резинки, ничего нет. Вот, здесь дырочка, зачем ее кто-то будет открывать. Вот, она цельная, полная», — заверил он журналиста в качестве лекарств.

На вопрос о том, чьи это лекарства, мужчина ответил, что их получает по льготе его мать, которая больна диабетом. Говорит, препарат ей не помогает. На вырученные с продажи деньги он покупает эффективный для пожилой женщины «Хумалог». 

«Просто нет в аптеке, в киоске», — объясняет он. — «Левемир» есть еще, продаем. А этот нет, последний.

Сейчас, понимаете, переходят на наш инсулин, а наш плохой инсулин. Лучше такой колоть, чем этот. Этот еще импортный. А будут на наш, а наш хуже».

К Евгению подошла женщина и купила у него инсулин.

«Это мое все, я же не своровал ничего, — объяснил он корреспонденту ФАН. — Я продаю свое. Если бы мне выписывали все нормально, я бы, конечно, не продавал».

За продажу лекарств без специального разрешения, согласно статье 6.33 кодекса КоАП РФ, физическому лицу грозит штраф от 70 тыс. до 100 тыс. рублей. По статье 238.1 УК РФ за незаконный сбыт лекарств на сумму свыше 100 тыс. рублей продавец, в том числе и курьер, может сесть в тюрьму на срок от 3 до 5 лет. И заплатить куда более крупный штраф — до 2 млн рублей.

«Они не осознают меру своей ответственности и не понимают, в какие опасные игры играют, — утверждает Светлана Саяпина. — Конечно, это сфера деятельности Росздравнадзора, в тесном взаимодействии с МВД».

Саранск, Самара, Санкт-Петербург, Ульяновск, Пермь, Новосибирск, Челябинск, Уфа, Брянск, Якутск, Краснодар, Севастополь — льготники жалуются на недоступность инсулина почти в каждом регионе страны. Всего, по данным Минздрава, диабетом страдают 8 млн россиян. Еще 30 млн — находятся в состоянии преддиабета.

«Законодательных препонов для того, чтобы перестали выдавать инсулин, нет, — утверждает депутат Государственной думы РФ Федот Тумусов. — В законодательном плане все вопросы решены.

Вопрос на уровне исполнительной власти, когда исполнение этого постановления по тем или иным причинам заходит в тупик. Давайте займемся Саратовом. В чем там проблема? Или министр виноват или кто, давайте разберемся».  

Федот Тумусов считает, что диабет нужно регулировать отдельным законом, который обеспечит эффективную профилактику страшной болезни и надзор за лечением и реабилитацией граждан.

Законопроект «О мерах оказания медицинской помощи, предоставления социальных услуг и об осуществлении иных мер в отношении лиц, больных сахарным диабетом» уже внесен в Госдуму и скоро будет рассмотрен в первом чтении.

«Надо, чтобы в законе было четко прописано, что такое сахарный диабет, какие должны быть приняты меры, какой должен быть курс лечения. Это вещи, которые необходимо определить на законодательном уровне», — пояснил корреспонденту ФАН депутат.  

Процесс получения льготного инсулина блокируется на стадии врача под предлогом отсутствия лекарств или неразыгранных тендеров. А льготник просто не доходит до аптеки, которая обязана поставить рецепт на отсроченное обслуживание. И хотя региональный Минздрав обязан обеспечить пациентов необходимыми лекарствами, вместо этого ему проще запретить врачам выписывать рецепт.

«Они действительно в субъектах бесчинствуют, у них действительно низкий уровень правосознания, они действительно предлагают за плату, — констатирует практикующий юрист Светлана Саяпина.

— Если всем будут выписывать тот самый инсулин, если он будет в прямом доступе, в наличии в аптеках, то, наверное, потребность идти на рынок [в Интернет], искать эти препараты будет минимизирована». 

Обо всех случаях невыполнения обязанностей региональными властями по лекарственному обеспечению необходимо сообщать в территориальный орган Росздравнадзора, а также в суд. Льготник имеет право взыскать с регионального Минздрава расходы на покупку лекарств.

О фактах острой нехватки инсулина «Левемир» и «Новорапид» для больных диабетом первого типа в Самаре Александр Мулюкин сообщил в областную прокуратуру. Федеральное агентство новостей аккумулирует сведения из других регионов и в ближайшее время направит запрос на проведение проверки по ним в федеральный Росздравнадзор.

Источник: https://riafan.ru/1141994-sledstvie-vedut-diabetiki-kak-rossiyane-pokupayut-s-ruk-nedostupnye-lgotnye-lekarstva

На игле. Как диабетики выживают без льготного инсулина

Почему нет инсулина

МОСКВА, 19 дек — РИА Новости, Ирина Халецкая. Сахарный диабет — одно из самых массовых заболеваний в мире. Сегодня от него страдают 8,5% людей. Россия — в четверке стран по количеству подверженных этому недугу.

Некоторые диабетики ежедневно должны принимать инсулин: если вовремя его не ввести, есть большой риск умереть. Вместе с тем в разных регионах России существует системная проблема с выдачей бесплатного инсулина.

Почему возникают перебои с поставками препарата — в материале РИА Новости.

Друг за друга

Наталья Железнова из Ульяновской области воспитывает ребенка с диабетом. В области она не одна такая — еще около 200 детей с этим же диагнозом нуждаются в постоянных инъекциях инсулина. По словам Натальи, многие не получают бесплатный жизненно важный медикамент уже два месяца.

“В Минздраве области говорят, что нам не стоит ждать до начала следующего года — не проведены торги. Без инсулина наши дети жить не могут, поэтому приходится изыскивать средства. Большинство мам получают пособие по уходу за ребенком и сидят дома без работы, ведь детей без присмотра оставлять нельзя. А выплата — всего 5,5 тысячи рублей”, — делится переживаниями Наталья.

Она объясняет, что прежде проблем с выдачей инсулина не было, а вот тест-полоски для измерения уровня сахара в крови и расходные материалы для инсулиновых помп не выдают с завидной регулярностью.

“По поводу полосок мы уже неоднократно обращались в прокуратуру. Несмотря на то что суд принимает решение в нашу пользу, оно не исполняется. Ответ на все один: в регионе нет денег. Иногда даже говорят, что на нас столько тест-полосок не закупали в принципе. Выдают по 50 штук, а нужно около 200 полосок на месяц. Поэтому их мы тоже покупаем за свой счет”, — рассказывает женщина.

Наталья говорит, что обращалась в федеральное Министерство здравоохранения, однако ведомство переадресовало письмо на региональный уровень: “Иногда чиновники могут помочь кому-то одному, кто больше всего писал жалоб. Выходит, у кого-то полоски забирают, чтобы отдать другим?”

Матери инсулинозависимых детей из Ульяновской области образовали свою группу: они переписываются в соцсетях, просят помощи друг у друга. “До этого мы редко общались, чисто по праздникам. А теперь это жизненная необходимость. Мы в первую очередь стараемся помочь тем, кто находится в более тяжелой ситуации”, — поясняет Наталья.

В Ульяновской области проживают 43,1 тысячи пациентов с диабетом, из них 10,4 тысячи человек нуждаются в препарате.

Представители областных Минздрава и Минфина о патовой ситуации знают и в ближайшее время планируют выделить дополнительные деньги на обеспечение жителей жизненно необходимыми лекарствами.

Их закупят за счет перераспределения средств. Около 36% направят как раз на закупку инсулина. Сейчас уже идет работа по заключению договоров.

Борьба на смерть

Инсулинозависимые вынуждены бороться за свои права, отправляя жалобы во всевозможные инстанции.

Татьяна Соловьева из Рязанской области узнала о диагнозе в 2011 году и, вспоминает она, первые три года получала инсулин с перебоями.

По ее мнению, диабетики должны быть обеспечены и препаратами, и средствами самоконтроля, и иглами, и шприц-ручками. Отсутствие всего этого, полагает она, — нарушение конституционного права на сохранение здоровья.

“Даже в беременность мне не выдали инсулин. Я еле протянула в критично важные для меня и плода два дня, в итоге все же изыскали препараты в запасах у главного эндокринолога города”, — говорит Татьяна.

По ее словам, тест-полоски и иглы не выдавались вообще. За три года ни разу. “А самоконтроль с помощью глюкометра и тест-полосок при диабете — необходимое условие для жизни. Без него невозможна компенсация, поскольку глюкоза крови — крайне динамичный показатель, может меняться ежеминутно, колебания в сутки могут составлять десятки миллимоль”, — рассказывает Татьяна Соловьева.

Пациентка писала обращения в прокуратуру, требовала проверок. После каждой из них, уверяет Соловьева, инсулин в аптеке появлялся, однако спустя какое-то время ситуация повторялась: “Рецепты стали выписывать, но в аптеке их все равно не отоваривали.

Причем рецепты должны ставить на отсроченное обеспечение с соответствующей записью в журнале и выдавать препарат в десятидневный срок. У нас их никуда не вносили. А значит, об этом сроке можно забыть.

Нет записи — нет обращения, как выяснилось во время прокурорской проверки”.

В результате за несколько лет непрерывной борьбы Соловьева научилась “выбивать” себе и иглы, и полоски, и инсулин. Но дается это тяжело.

РИА Новости обратилось за комментарием в Министерство здравоохранения России.

“Обеспечение граждан инсулином осуществляется главным образом в рамках территориальных программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи за счет средств бюджетов субъектов России.

Также отдельные категории граждан (инвалиды и другие) могут быть обеспечены препаратами инсулина за счет средств федерального бюджета, направляемых в бюджеты регионов России в виде субвенций”, — ответили на наш запрос в пресс-службе ведомства.

Три причины

Проблема, с которой столкнулись рязанские и ульяновские диабетики, существует и в других регионах. По словам сопредседателя Российской диабетической федерации Эльвиры Густовой, сегодня к ним с жалобами обращаются из Республики Алтай, Новосибирской и Челябинской областей, а также Пермского края.

По информации Густовой, перебои с инсулином начались в России с сентября 2017 года. На это повлияли несколько факторов. Первый: региональные власти очень поздно проводят тендеры, а также допускают ошибки в системе доставки — как технические, так и обусловленные человеческим фактором.

“В Новосибирской области, например, Росздравнадзор уже провел проверку. Выяснилось, что на складе инсулин есть почти на три месяца, но пациенты все равно жалуются.

Все потому, что препарат закупают по международным категориям: существует несколько видов инсулина, они различаются по скорости воздействия, — объясняет она. — При проведении тендеров заранее не известно, какая фармацевтическая компания закупит лекарство в каждой “номинации”.

А пациент привык получать определенный инсулин по торговому наименованию и отказывается получать другой, хотя, по сути, это аналогичный препарат”.

Второй фактор, по словам диабетолога, — нехватка предприятий, которые производят лекарство в России. Так, уточняет Густова, по полному циклу в стране сейчас работает только одно предприятие.

Кроме того, некоторые пациенты скептически относятся к отечественному инсулину.

Поэтому, с учетом курса на импортозамещение, трудно прийти к единственно верному решению и не получить сбои в поставках, полагает сопредседатель Российской диабетической федерации.

“У нас нет долгосрочного и стабильного обеспечения пациентов, особенно в регионах. Инсулин выписывают на месяц, потом его могут заменить на аналоги. Так повторяется вновь и вновь. Пока непонятно, как с этим работать.

Одни специалисты говорят, что аналоги могут быть взаимозаменяемыми, другие — что нет.

Но совершенно точно, что учитывать при этом стоит интересы пациента, если, например, его организм плохо реагирует на новый препарат”, — разъясняет Густова.

Есть и третий фактор, который, убеждена она, влияет на задержки выдачи инсулина: люди сами виноваты.

“Давайте жить реально. Мы должны не только требовать, но и иметь обязанности.

Проблема в том, что общественные организации для диабетиков в регионах должны не просто толпой ходить, а зарабатывать свое уважение за счет системных решений, работать с медиками в одном ключе.

Пока общество больных сахарным диабетом не может объединить усилия, пациенты борются за свои права в одиночку”, — резюмирует Густова.

Маленькие хитрости

Система выдачи инсулина уже обсуждается на разных уровнях. Так, представитель президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло заявил накануне, что рецепты на препарат должны выписывать в поликлиниках не один, а несколько дней — чтобы не формировались очереди.

Житель города Саранска Сергей Пронькин в ноябре поехал получать тест-полоски для своего глюкометра. Фармацевт его предупредила, что полосок к его аппарату нет в наличии, но есть для “японского”.

“Аптекарь предложила брать, что есть, и обменять их у других диабетиков на те, которые мне необходимы. Но позже выяснилось, что Минздрав закупил одинаковые полоски для всех, да еще и для глюкометра, который сняли с производства. Таким образом, полоски лежат. Срок годности у них до апреля 2018-го”, — описывает ситуацию мужчина.

По его словам, инсулин задерживают чаще всего в конце года, к этому диабетики уже привыкли: “Доходит до того, что люди начинают экономить — лишний раз не едят, чтобы сахар в крови не поднимался. Однако если не питаться правильно, то никаких сил не остается. Приходишь к врачу, а в очереди сидят “зомби” и ждут приема”.

P.S.: После публикации материала в редакцию RIA.RU пришло письмо от Министерства здравоохранения Пермского края. По данным ведомства, товарный запас инсулинов на складах имеется в трехмесячной потребности, рецептов на отсроченном обслуживании нет.

Источник: https://ria.ru/20171219/1511195665.html

Что делать, если инсулин не помогает: применение, рекомендации

Почему нет инсулина

Сахарный диабет представляет собой заболевание, которое характеризуется пониженной секрецией (или полным ее отсутствием) инсулина поджелудочной железой.

Чтобы компенсировать нехватку этого гормона в организме, врачами назначаются инъекции инсулина. Но у некоторых больных их применение не дает никаких результатов.

Так что делать, если не помогает инсулин? И что может повлиять на его эффективность?

Сроки годности и условия хранения

Причин, по которым инсулин не помогает диабетикам нормализовать уровень сахара в крови, много. И в первую очередь следует отметить, что, как и любые другие медикаменты, инсулин имеет сроки годности, по истечении которых его использование не только не дает положительных результатов, но и может сильно навредить здоровью.

При этом нужно сказать, что срок действия инсулина необходимо отсчитывать после вскрытия препарата. Более подробно о сроках годности каждого лекарственного средства пишется в аннотации, которая прилагается к каждому препарату.

Более того, даже если сроки годности находятся в норме, лекарство может быстро портиться, если больной не соблюдает правила его хранения. Инсулиносодержащие средства нужно ограждать от замерзания, перегрева и воздействия прямых солнечных лучей. Хранить их следует при комнатной температуре (20-22 градуса) и в темном месте.

Хранить подобные средства на нижних полках холодильника, как это делают многие больные, тоже нежелательно. Так как при охлаждении инсулин действует гораздо медленнее, поэтому после его введения уровень сахара в крови на протяжении долгого времени не возвращается в норму.

Особенности применения

Довольно часто диабетикам назначаются инъекции инсулина длительного действия в комплексе с инсулином короткого действия. Как правило, данные препараты набирают в один шприц и вводят одновременно.

Однако в этом случае очень важно следовать всем рекомендациям врача.

Зачастую именно самодеятельность больных, которые устанавливают для себя дозировки инсулина короткого и длительного действия, является одной из причин того, почему инъекции не помогают нормализовать сахар в крови.

Препараты продленного действия также могут утратить свои лечебные свойства, если их смешивать с лекарствами короткого действия. Под воздействием последних их эффективность подавляется, и постановка инъекции не дает никакого результата. По этой причине врачи не рекомендуют самостоятельно принимать решение о смешивании инсулинов различного действия.

Кроме того, если инсулин не помогает, необходимо также проанализировать процесс его введения. Многие люди совершают серьезные ошибки при постановке инъекций, из-за которых им так и не удается нормализовать свое состояние.

Область живота является наилучшей зоной постановки инъекций

Так, например, многие люди не обращают внимания на наличие в шприце воздуха. А это очень важно. Его наличие приводит к уменьшению количества введенного гормона и, естественно, что на фоне этого процесс снижения сахара в крови тормозится.

Не менее важным аспектом в постановке инъекций является выбор места введения препарата. Намного хуже он действует, если введение происходит в области бедер или кожной складки над ягодицами. Делать инъекции следует непосредственно в плечевую область или в живот. Эти зоны являются наиболее подходящими для введения инсулина.

Однако ставить инъекции в одну и ту же зону запрещается. Нужно уметь правильно комбинировать области введения препарата, так как от этого тоже зависит его эффективность. Специалисты определяют несколько алгоритмов введения инсулина. Первый – для каждого препарата своя зона.

Так, например, если пациент использует инсулин короткого действия, то осуществлять его введение следует под кожу на животе, так как именно здесь он обеспечивает наиболее быструю эффективность. Если же применяется инсулин длительного действия, его следует ставить в плечевую область и т.д.

Все это предварительно оговаривается с врачом.

Второй алгоритм заключается во введении препарата в одну и ту же зону на протяжении недели, после чего область постановки инъекции меняется. То есть сначала человек может ставить инъекции только в область правого плеча, а спустя неделю ему нужно сменить место введения препарата, например, на область левого бедра. Смена зоны внедрения инсулина должна осуществляться каждые 7 дней.

Как утверждают специалисты, именно такие правила постановки инъекций обеспечивают наибольшую их эффективность. Однако это далеко не все нюансы, которые нужно учитывать при применении инсулиносодержащих препаратов.

Если инъекции инсулина не дают положительного результата, нужно обязательно рассказать об этом лечащему врачу

Дополнительные рекомендации

У диабетиков довольно часто в подкожных слоях образуются жировики, которые не видны вооруженным взглядом. При этом больные даже и не подозревают об их наличии, воспринимая их как жировую ткань, куда они вводят инсулин. Естественно, что при таком раскладе действие препарата значительно замедляется, а иногда от его использования и вовсе не наблюдается никакого эффекта.

И как уже говорилось выше, от зоны введения лекарства также зависит очень многое. Но ранее не было указано то, что при постановке инъекций очень важно использовать абсолютно всю зону. Например, если лекарство вводится в бок, то зону нужно расширять до паховых складок.

Очень хорошим местом введения инсулина считается область между ребрами и пупком. Постановка в эту зону инъекции не только повышает эффективность препарата, но и не приводит к формированию подкожных болезненных уплотнений, которые возникают, например, при внедрении инсулина в ягодичную область.

Мероприятия, проводимые до введения препарата, тоже оказывают прямое воздействие на его эффективность. Многие люди область постановки инъекции обрабатывают спиртом, что категорически запрещается делать, так как спирт разрушает инсулин, и его эффективность значительно снижается.

Скорость и продолжительность действия инсулина

Ввиду этого у многих диабетиков возникает вопрос о том, чем же обрабатывать кожные покровы. А ничем и не надо. Риски инфицирования при введении современного инсулина и шприцов, в которых они продаются, минимальны, поэтому дополнительная обработка кожи перед постановкой инъекции не требуется. В данном случае она может только навредить.

И прежде чем вводить лекарство, нужно формировать кожную складку, зажимая ее пальцами и оттягивая немного вперед. В противном случае препарат может быть внедрен в мышцы, что негативным образом сказывается на его действии. При этом категорически не рекомендуется отпускать кожную складку, пока лекарство не будет введено полностью.

И самое главное, после того, как препарат будет введен в кожную складку, сразу же вынимать иглу не стоит. Нужно выждать около 5-10 секунд, чтобы активные компоненты внедрились в кровеносное русло.

Если вынуть иглу сразу же после того, как состав будет полностью введен, он будет выходить наружу через образовавшуюся на коже дырочку.

Естественно, что после этого организм не получит нужного количества инсулина, и уровень сахара в крови останется прежним.

Другие причины неэффективности инсулина

Кроме ошибок диабетиков при введении инсулина, существуют и другие факторы, которые могут спровоцировать снижение эффективности применяемых препаратов. К ним относятся:

  • резистентность к инсулину;
  • развитие синдрома Самоджи.

Чтобы понять, почему происходит снижение эффективности инсулина, необходимо более подробно рассмотреть эти состояния.

Резистентность к инсулину

Дозировка инсулина

Даже если пациент осуществляет правильную постановку инъекций, они могут не давать нужного результата. И причиной тому довольно часто является резистентность к применяемому препарату. Данное явление в медицине носит название «метаболический синдром».

Спровоцировать его развитие могут такие факторы:

  • наличие избыточной массы тела;
  • повышенный уровень холестерина в крови;
  • частые скачки артериального давления (гипертония);
  • патологии сердечно-сосудистой системы;
  • поликистоз яичников (у женщин).

Если у больного наблюдается метаболический синдром и ему сделать инъекцию инсулина, то она не даст никакого результата. А все из-за того, что клетки организма при таком состоянии теряют способность реагировать на гормон.

В результате этого уровень глюкозы в крови значительно повышается, на что поджелудочная дает свою реакцию – она воспринимает высокий уровень глюкозы как дефицит инсулина в организме, начинает самостоятельно вырабатывать этот гормон, в итоге ее клетки быстро «изнашиваются», а количество инсулина в организме превышает норму. Все это приводит к общему ухудшению состояния больного.

Механизм развития резистентности к инсулину

Резистентность к инсулину, как правило, проявляется следующими симптомами:

  • повышенным уровнем сахара в крови натощак;
  • повышенным уровнем артериального давления;
  • снижением уровня «хорошего» холестерина в крови и повышением «плохого»;
  • резким увеличением массы тела;
  • появлением белка в моче, что свидетельствует о развитии почечных патологий.

Довольно часто резистентность к инсулину приводит к проблемам со стороны сердечно-сосудистой системы. Тонус и эластичность сосудов снижаются, а на фоне повышения уровня плохого холестерина в крови увеличивается риск развития атеросклероза и образования тромбов.

И учитывая то, что резистентность к инсулину может привести к серьезным проблемам со здоровьем, отсутствие результата после введения лекарства должно насторожить больного и заставить его пройти дополнительное обследование, которое позволит подтвердить или опровергнуть развитие у него данного состояния. Если диагноз подтвердится, пациенту необходимо пройти комплексное лечение.

Синдром Самоджи

Синдром Самоджи развивается на фоне хронической передозировки инсулином. Возникает он в виде ответной реакции организма на систематические приступы повышения сахара в крови. Проявляется синдром Самоджи следующими симптомами:

  • на протяжении суток наблюдаются резкие колебания уровня глюкозы в крови, причем то по направлению к верхним границам, по к нижним;
  • частые приступы гипогликемии, которая может проявляться явными и скрытыми приступами;
  • появление в моче кетоновых тел (выявляются при сдаче ОАМ);
  • постоянное ощущение голода;
  • увеличение массы тела;
  • при повышении дозы инсулина состояние больного ухудшается;
  • при простудных заболеваниях уровень сахара в крови нормализуется (данное явление обуславливается тем, что при проникновении вируса организм тратить намного больше энергии на его устранение).

Синдром Сомоджи может спровоцировать частое превышение дозировок инсулина

Большинство пациентов, когда наблюдают повышение уровня сахара в крови, начинают повышать дозировку используемого инсулина, не консультируясь при этом с лечащим врачом. Но делать это категорически запрещается.

Вместо того, чтобы увеличивать дозу вводимого инсулина, нужно обратить внимание на другие факторы, а именно на качество употребляемой пищи, умеренность физических нагрузок (при пассивном образе жизни затраты энергии минимальны, что и приводит к повышению сахара в крови), а также на наличие полноценного сна и отдыха.

Диабетикам, у которых наблюдается повышение уровня сахар в крови на протяжении длительного времени, вовсе не обязательно прибегать к помощи инсулиновых инъекций.

Дело все в том, что для каждого диабетика существуют свои нормы уровня глюкозы в крови, при которых он чувствует себя вполне нормально.

Применение инсулина в данном случае может привести к развитию синдрома Сомоджи и к необходимости прохождения дополнительного лечения.

При наличии подозрений на развитие синдрома Сомоджи нужно пройти полное обследование в поликлинике

Чтобы подтвердить наличие хронической передозировки инсулина в организме, больному нужно пройти ряд диагностических действий. Самым важным в этом деле является регулярный замер уровня сахара в крови.

Причем не только в дневное время, но и в ночное. Анализы делаются через определенные промежутки времени.

Первое исследование крови нужно проводить примерно в 9 часов вечера, все последующие измерения необходимо осуществлять каждые 3 часа.

При развитии синдрома Сомоджи резкое снижение сахара в крови наблюдается около 2-3 часов ночи. И нужно отметить, что именно в ночное время организм меньше растрачивает энергии, поэтому введенный в 8-9 часов вечера инсулин будет действовать намного эффективнее и дольше. Повышение уровня сахара в крови при синдроме Сомоджи наблюдается, как правило, около 6-7 часов утра.

При правильном подходе синдром Сомоджи легко поддается лечению. Главное, это строго следовать всем рекомендациям лечащего врача и не превышать дозировки инсулиносодержащих препаратов.

Правила расчета дозировки инсулина

Эффективность инсулина напрямую зависит от дозировки, в которой он используется. Если вводить его в недостаточном количестве, уровень сахара в крови останется неизменным. Если же превысить дозировку, то это может привести к развитию гипогликемии.

Поэтому очень важно при развитии сахарного диабета правильно рассчитать дозировку инсулина. При этом нужно учитывать следующие нюансы:

  • Регулировка дозы инсулина ультракороткого действия. Довольно часто люди, которые не следят за своим питанием, сталкиваются с таким состоянием, как постпрандиальная гипергликемия. Наступает она в тех случаях, когда пациент перед приемом пищи ввел недостаточное количество инсулина и при этом употребил больше хлебных единиц, чем положено. В таких ситуациях требуется срочное введение инсулина в повышенной дозировке.
  • Коррекция дозы инсулинов пролонгированного действия зависит от показателей уровня сахара в крови в утренние и вечерние часы.
  • В случае, если у больного отмечается синдром Сомоджи, дозировка препаратов пролонгированного действия в утренние часы должна быть выше на 2 единицы, чем в вечерние часы.
  • При наличии в моче кетоновых тел назначаются повышенные дозы инсулина ультракороткого действия.

При этом, как уже говорилось выше, учитывается питание пациента и его физическая активность на протяжении всего дня. Из-за необходимости учета всех этих факторов установить правильную дозировку инсулина, которая будет давать эффективность в лечении диабета, сможет только врач.

Последнее обновление: 18 апреля, 2018

Источник: https://sosudy.info/insulin-ne-pomogaet-chto-delat

Больные в панике: в России начались проблемы с инсулином – МК

Почему нет инсулина

Инсулин стали добывать с автоматами

«В конце прошлого года впервые в нашей практике краснодарское отделение лиги добывало инсулин с автоматчиками, — рассказывает председатель Общероссийской лиги пациентов Александр Саверский. — Одной местной жительнице был жизненно необходим инсулин, а ей отказывали несколько месяцев.

В конечном счете нам пришлось звонить следователю — и он приехал в поликлинику разбираться с автоматчиками. Инсулин почти сразу нашли. Но мы не можем брать с боем все поликлиники и обеспечивать со следователями нуждающихся пациентов страны.

Хотя этот случай — один из индикаторов проблем с лекарственным обеспечением во всей России. До прошлого года проблем с инсулинами лет десять не было. Но в последний год валом идут обращения из разных регионов — Крыма, Подмосковья, многих других.

В августе я лично отсидел месяц на телефоне по приему жалоб из регионов — и по инсулинам было много обращений».

Полны тревоги и посты пациентов, а также родителей маленьких больных с сахарным диабетом 1-го типа — инсулинозависимым. Где-то инсулин они получают с большими перебоями. Например, из Кемеровской области пишут, что у них больше года нет инсулина — приходится ездить покупать его в Новосибирск.

Из Тулы пришли вести, что пациентам перестали отоваривать рецепты. Люди начали покупать лекарство самостоятельно, а пачка стоит 40–80 долларов. «Каждый раз нам дают разные препараты по принципу «бери что есть». Врач смотрит на стену, на жалобы не реагирует», — рассказывают пациенты.

Некоторые из тех, у кого есть возможность, освоили ввоз жизненно важного препарата из-за рубежа. Но этот путь доступен единицам.

Но больше всего пациенты опасаются перевода на российский инсулин, который у нас начинают производить. Боятся не просто так: кто-то уже имел с ним дело — и, как говорится, почувствовал разницу.

Из двух регионов сообщили, что аккурат после перевода на него у детей начинались рвота с кровью, боли в животе и пр.

Из Калужской области сообщают, что пациент попал в реанимацию; похожий случай — и в Екатеринбурге… Возможно, с препаратом состояние больных совершенно не связано, но повод задуматься есть.

«Вчера меня убили новостью о том, что с сентября РФ отказывается от закупок импортных инсулинов, и диабетиков будут поэтапно переводить на отечественные в рамках импортозамещения. В сентябре уйдут с Лантус и Туджео, в марте — с Новорапид и Левемир, про остальные не знаю, но это коснется всех импортных инсулинов.

Как мне объяснили, Россия начала производить свои инсулины, и сейчас идет оформление документации на новые препараты. Чиновник, который мне это сообщил, предупредил, что качество российских инсулинов не сравнимо (в худшую сторону) с американским и датским, который выдают сейчас. Эта новость меня просто уничтожила», — пишет мама маленького пациента из Нижнего Новгорода.

Тюменские пациенты сообщают, что их уже начали переводить на российскую продукцию.

Как разъясняет нам мама пациента с сахарным диабетом 1-го типа Ольга, сегодня ее сына обеспечивают импортными инсулинами (в том числе с локализованных в стране производств двух иностранных компаний): «Диабетику 1-го типа нужны два инсулина — базальный и болюсный.

Болюсный равномерно впрыскивается с помощью помпы, как в системе полива на полях. Это очень важно для ребенка: не нужно колоть его пять раз в день, помпа устанавливается надолго. Одна упаковка болюсного стоит 2–3,5 тысячи рублей. Сейчас их выдают пациентам при наличии постоянной регистрации.

Если ее нет, приходится приобретать инсулины самим. О российских инсулинах информации толком нет».

Если продолжить статистику родительских расходов, то они включают еще покупку тест-полосок (50 штук стоит 1200–1600 рублей; в день нужно не менее 10 раз проверить сахар — в месяц набегает 6–7 тысяч рублей); систем мониторинга с сенсорами, позволяющими измерять уровень глюкозы (один стоит 4500, его хватает на 2 недели); канюли и иголки для помпы, которые меняются раз в три дня (около 6 тысяч рублей в месяц)… «Мы каждый месяц на все это тратим не менее 20 тысяч. Никто бесплатно этим не обеспечивает. До 18 лет давали инвалидность, а после 18 каждая комиссия в каждом регионе и районе по-своему оценивает СД1. Кому-то дают инвалидность, а кому и нет», — рассказывает Ольга.

Инсулин может стать третьим лишним

…То, что ситуация складывается катастрофическая, подтверждает и сайт госзакупок. «МК» уже писал о ситуации со срывом огромного количества (то есть каждого третьего) гостендеров на поставки жизненно необходимых лекарств для больниц и обеспечения льготников.

И в первую очередь это коснулось поставок как раз инсулина. Так, за полгода поступило 2,8 тысячи заявок на инсулин, и 692 из них не состоялись.

Эксперты отметили, что главной причиной стали заниженные цены, по которым Минздрав предложил продавать фирмам лекарства.

Сложнее всего ситуация с закупками — в Саратовской области (сорвана почти половина тендеров), Дагестане и Псковской области (45%), еще в 24 регионах не закупили треть лекарств.

«Государство фактически не планирует на 3–5 лет потребности населения, мощности, которые нужны для покрытия, таблетки, которые нужны, не имеет контрактов для этого, а выходит на конкурс, тендер организует, а там — бах, никого нет», — говорит Александр Саверский.

Как рассказал «МК» директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов, перебои с обеспечением пациентов инсулинами, скорее всего, тоже связаны с заниженной начальной максимальной ценой контракта: «Это сейчас основная проблема, и я искренне не понимаю причин, по которым Минздрав так долго тянул с решением. Сейчас под давлением СМИ и экспертного сообщества вроде как ситуация сдвинулась с мертвой точки, и министерство анонсировало изменения в порядок закупки. Надеюсь, в пределах нескольких месяцев ситуация улучшится».

Опасения же пациентов по поводу того, что инсулины могут попасть под действие Постановления №102, в народе получившего название «третий лишний», тоже не беспочвенны. Напомним, что, согласно документу, если у импортного препарата есть два российских аналога, он в госзакупки попадать не должен. Форма введения препарата при этом не учитывается.

«Постановление о «третьем лишнем» может затрагивать препараты с одинаковым составом, но разной формой введения, а от формы введения зависит очень много. Например, жаропонижающих препаратов с ибупрофеном полно, а сироп — только один. Но только он подходит маленьким детям. Эпилептику нельзя дать таблетку — только инъекцию. То же самое с инсулинами», — говорит Александр Саверский.

Тем временем, как рассказал «МК» профессор, заведующий кафедрой эндокринологии и диабетологии Российской медицинской академии последипломного образования Александр Аметов, в России есть государственный регистр больных сахарным диабетом 1-го типа: «Всем пациентам врачи назначают определенные инсулины и определенные схемы.

И не должно быть разговоров: этого не хватает, того не хватает… У нас достаточное количество заводов и локализованных производств, в том числе полного цикла — в Орле, Калуге, работает наше производство в Санкт-Петербурге. Российские инсулины прошли исследования и соответствуют международным стандартам.

И если где-то нет препаратов — значит, речь идет о нерадивости чиновников, которые не обеспечили своевременный государственный заказ. Менять инсулин пациенту можно только в крайнем случае! Да, бывают взаимозаменяемые препараты, но у каждого — особые характеристики, и некоторые более безопасны.

А пациент должен принимать то, что назначил врач, и без перебоев».

…И все же системно проблема с лекарственным обеспечением пациентов в стране не решается.

Как отмечает руководитель группы стратегического управления Центра развития здравоохранения Московской школы управления Ирина Свято, у нас нет никакой системы скоординированных действий между министерствами и органами власти.

Разница в лекарственном обеспечении разных регионов достигает 7,4 раза! «У нас каждый регион — отдельная страна. Целостной системы управления здравоохранением у нас нет, а это социально дезориентирует страну», — говорит Ирина Свято.

«Мы столкнулись с системой зарегулированности — ни у кого из субъектов обращения нет задачи обеспечения препаратами пациентов, только отдельные фрагменты, — отмечает Саверский. — Целостной системы лекобеспечения в стране нет. Минздрав не знает, что происходит в субъектах Федерации.

В результате власти рапортуют, что у нас все чудесно, что препараты закупаются, а по факту их нет — ни в аптеках, ни в больницах. И власти не понимают почему. Любой сбой приводит к тому, что пациент не получает необходимые лекарства.

Теперь вот еще Китай объявил о том, что прекращает выпуск дешевых субстанций — значит, отечественные производители не смогут выпускать дешевые лекарства. К введению маркировки на препараты почти никто не готов. Никто не знает общей потребности населения в лекарствах — а 30% пациентов у нас к врачам не ходит.

Необходимо вводить контракты на поставки препаратов на ближайшие 3–5 лет, и вообще — в стране нужно принять закон о лекарственном обеспечении».

Источник: https://www.mk.ru/social/health/2019/09/30/bolnye-v-panike-v-rossii-nachalis-problemy-s-insulinom.html

Отсрочить жизнь: барнаульские диабетики жалуются на отсутствие инсулина в аптеках

Почему нет инсулина

Диабет, глюкометр.

О проблеме нехватки лекарств для региональных льготников упоминали еще в декабре 2017 года. Тогда Минздрав проблему признал. «Это связано с конкурсом, и как раз с тем, что у нас не получилось взять импортный инсулин, пришлось просто отложить этот аукцион», — комментировала замминистра Елена Кравец.

Аукцион должен был пройти еще в сентябре 2017-го, но сроки сдвинули из-за ограничения ФАС на покупку иностранных лекарств. Диабетикам стали назначать отечественные аналоги. В Минздраве посчитали, что российские лекарства ничем не уступают импортным. Однако люди жаловались, что при смене препаратов у них ухудшается самочувствие.

Поставок нет

В конце ноября 2018 года врач выписал Андрею два рецепта по краевой льготе. Две недели барнаулец не мог получить ни того, ни другого лекарства.

Раньше Андрей принимал препарат «Лантус», но врач сказал, что его уже не закупают и он снят с производства, так что лекарство заменили на «Туджео». У них один производитель, но есть нюанс — разный объем (примерно 1 к 1,5) и срок действия.

Фармацевт в аптеке удивился и заявил, что «Туджео» не завозят уже три месяца. Мужчине снова пришлось идти к врачу в поликлинику, где ему выписали «Лантус» и «выровняли» объем.

Андрею не удалось выяснить, откуда взялась дезинформация о снятии с производства. Но лекарство в итоге удалось получить.

По приказу Минздрава РФ от 20.12.2012 № 1175н, лекарственные препараты назначают и выписывают по международному непатентованному наименованию. Закупают их по тому же принципу.

В региональном Минздраве объяснили, что препараты, выписанные Андрею, как раз имеют одно название — «Инсулин гларгин». Так что они вполне заменяют друг друга. Барнаулец утверждает, что лекарства разные, и организму придется долго привыкать.

Диабет, глюкометр.

Звоните на склад

Со вторым выписанным препаратом, самым необходимым, было сложнее.

«В аптеке сказали, что „Хумалога“ нет, и нас таких уже человек 30. Я позвонил на горячую линию Минздрава. Мое сообщение зарегистрировали, но, к удивлению, оказалось, что специалисты линии не отвечают ни на какие вопросы. Зачем они тогда?» — рассказывает Андрей.

По прошествии еще четырех дней барнаульцу предложили самостоятельно звонить «на склад» и узнавать, когда будет лекарство.

Андрей Сергеев,
барнаулец:

Лекарств нет. Кушать я практически не могу. Выхода два: просто не принимать инсулин, запускать заболевание и рисковать жизнью или брать тысяч пять и покупать его за свой счет.

Риск комы

Такие случаи регламентирует приказ Минздрава РФ от 11.07.2017 № 403н. В нем говорится, что если лекарств нет в аптеке, провизор обязан принять рецепт на «отсроченное обеспечение» и зарегистрировать это в специальном журнале. Тогда препараты перераспределяют из других аптек или отгружают из резерва со склада уполномоченной организации (в нашем регионе это предприятие «Аптеки Алтая»).

Приказ гарантирует, что больному выдадут лекарства «в срок, не превышающий 10 (в отдельных случаях 15) рабочих дней с момента обращения больного в аптечную организацию».

Этот приказ изобрели из лучших побуждений. Информация о спросе еженедельно передается в региональный Минздрав, и там могут оперативно решить проблему с приобретением конкретного препарата для конкретного больного.

На деле, 10−15 дней вполне достаточно, чтобы существенно подорвать здоровье, а то и впасть в диабетическую кому.

Андрей Сергеев,
барнаульцец:

Инсулин «Хумалог» нужен мне для каждого приема пищи, то есть минимум три раза в день. Предлагаю тем, кто в ответе за льготные лекарства, просто голодать 10 дней, не зная, когда можно будет поесть.

Шприц.

Михаил Хаустов

Потребность каждого

Минздрав закупил различные препараты инсулина на 2019 год на общую сумму 113,94 млн. рублей. Закупленные препараты уже поставлены в регион и с конца 2018 года началась их доставка в аптеки края. Об этом говорится в официальном ответе ведомства на запрос altapress.ru.

Объем закупок определяется по заявкам лечебных организаций края, а также при помощи регионального сегмента Федерального регистра больных сахарным диабетом, который позволяет «в реальном времени рассчитывать потребность каждого пациента в инсулине». То есть недостатка в инсулине быть не должно.

Кроме того, Минздрав «ведет постоянный мониторинг остатков препаратов в регионе». При необходимости лекарства докупают. Так, в конце 2018 года дополнительно приобрели инсулинов на сумму в 5 млн. рублей. Однако перебои в аптеках возникают постоянно.

Рискованная диета

Чтобы однажды не оказаться на грани жизни и смерти инсулинозависимые люди часто дают друг другу лекарства в долг. Многие стараются создать запас препаратов. Это для совсем бесстрашных: слишком рискованная для здоровья хитрость.

При плановой госпитализации больные обманывают врачей, потребляя сверх нормы углеводы, чтобы подобранная дозировка инсулина была выше. Выйдя из больницы, кардинально меняют режим питания, отказывая себе буквально во всем, чтобы дозировка была меньше рассчитанной, и таким образом создают резерв «на случай ядерной войны».

Непрерывно жаловаться в региональный Минздрав по любой проблеме — еще одна стратегия, требующая, правда, недюжинного терпения.

Лекарства.

СС0

Полезные телефоны

  • Горячая линия: 8−800−350−3525 (круглосуточный бесплатный краевой номер)
  • По рецептам на отложенном обслуживании, «Аптеки Алтая»: 38−34−48
  • Заместитель министра здравоохранения Елена Борисовна Кравец: 62−33−60.
  • Заместитель начальника отдела лекарственного обеспечения и фармацевтической деятельности Светлана Юрьевна Попова: 62−39−13.
  • По вопросам федерального и регионального лекарственного обеспечения: 62−33−37.

Источник: https://altapress.ru/zdorovie/story/barnaulskie-diabetiki-zhaluyutsya-na-sboi-v-postavkah-insulina-235308

ДляДиабетика